IMG_1326.JPG

Евгений Александрович Примаков Глава Федерального Агенства "Россотрудничество."

     Перспективы проведения первого международного форума «Россия-Африка: что дальше?», учитывая обстановку с распространением коронавируса и сопутствующего карантина и прочих ограничений, сложная – но с некоторой задержкой во времени этот Форум необходимо провести. У него отличный background, учитывая и Фестиваль молодежи в Сочи пару лет назад, на котором было много представителей африканских стран – наиболее политически активных представителей, к слову, и парламентский форум, и бизнес-форум и главное – большой саммит Россия-Африка. Этот задел может уйти в песок, если его не подхватить на этом, уже молодежном уровне. Вопрос времени. 

�- Возвращается ли Россия в Африку или она никуда не уходила?  

      С точки зрения нашей репутации хотелось бы сказать, что не уходила или как минимум возвращается. Но, к сожалению, будем перед собой честны: мы ушли на закате СССР и так и не вернулись, если под возвращением мы имеем в виду активные проекты сотрудничества. Не говоря уже о бизнесе – а экономика даёт прочную основу для любого сотрудничества – по линии ВТС кое-какие проекты есть, остальное – в традициях эксплуатации Африки в рамках проектах добычи полезных ископаемых. Есть ли серьёзные выполненные или хотя бы выполняемые проекты в сфере обработки или сборки – их исчезающе мало. Так же мало и новых контрактов даже после форумов и саммитов – этот формат обогатил нас несколькими громкими заверениями о намерениях и меморандумами. Африка – регион будущего бурного роста. У нас есть сильная традиция международных событийных проектов, мероприятий. Но пока они не закреплены на земле проектами по сотрудничеству в экономике и гуманитарной сфере – они будут только заполнять формы отчётности. Любой форум и встреча сейчас должны сводиться к обсуждению конкретных контрактов и проектов. Что же касается гуманитарной политики России в Африке – то она грандиозно провальна, так же как и во многих прочих местах. Те небольшие образовательные квоты, которыми мы гордимся, не в состоянии упрочить солидаризацию с Россией, интересы компаний слабо учитываются при выделении квот на те или иные специальности по-прежнему, несмотря ни на какие решения Президента или результаты совещаний и круглых столов. Под гуманитарной политикой у нас по-прежнему понимается «балалаечная дипломатия» - проведение выставок, концертов и круглых столов, проектов развития в рамках нашей гуманитарной политики не существует. 

У нас отличный репутационный запас/задел – СССР и Россия не участвовали в колониальном разграблении Африки, что, несмотря на кажущуюся архаичность аргумента, высоко ценится на континенте. Но пока что по причине нашей неповоротливости и корпоративной жадности, мы сильно проигрываем не только Европе и США, но и Китаю: причина – недостаточность государственного целеполагания, постановки задач, хорошей аналитики и GR в Африке, а также корпоративная жадность российских компаний в условиях недостаточности государственных гарантий при инвестировании. 

 Политика СССР и России в Африке сильно отличалась.  Сложно сравнивать круглое и зелёное – это разные категории. Советская политика в отношении Африки ставила своей задачей формирование политической солидарности и успешную конфронтацию с США. У российской политики таких задач нет, отчасти только солидаризация нас интересует. Складывалось ощущение, что СССР «снимал с себя последнюю рубаху» для того, чтобы помогать Африке (и остальному миру), отчасти это верно и создавало сложности для экономики страны в целом. Сейчас Россия ведёт себя прагматично, но при этом драматически теряет способность к «непрагматичной коммуникации», то есть к завоеванию не только желудков, но и сердец. В практической области это проявляется в провале гуманитарной политики. 

• Реструктуризация и списывание долгов странам Африки- это верный шаг или неверный, исходя из современного положения России? 

      Мы вряд ли можем надеяться на то, что нынешние африканские правительства в обозримом будущем способны рассчитаться по старым долгам. Но полностью списание происходит лишь в случаях самых безнадежных – такие списания и реструктуризации должны быть обусловлены участием российских компаний и учётом российских интересов в бизнесе на континенте.

 • Хотят ли Африканские студенты ехать на обучение в Россию? И способна ли Россия удовлетворить спрос качественно. 

      Безусловно хотят и Россия безусловно может удовлетворить этот спрос. Вопрос организации и политической воли со стороны России. Это и российское образование на английском/французском, а не только на русском, это и открытие (или поддержка) образовательных учреждений российского образца или с российским участием на континенте. При этом надо понимать, что это вряд ли благотворительность – существует и платежеспособный спрос, который также должен быть и может быть удовлетворен. Необходимо активнее использовать возможности региональных ВУЗов, больше задействовать профессиональное обучение, а не только собственно ВУЗы. �•

 Какой период Российско-Африканских отношений вы могли бы выделить как наиболее успешный?

      К сожалению, он в прошлом, полагаю, что в 50-60 годах XX века, когда на волне поддержки антиколниализма у СССР были фантастические позиции на континенте, отчасти реализованные настолько, что и позже мы расчитываем на остаточную симпатию с того временеи, что позволяет нам договориваться на выгодных для нас условиях о сотрудничестве. Позже наша политика в отношении стран континента упростилась до ВТС, а только лишь одним оружием невозможно укрепить солидаризацию и лояльность наций – только правящих групп. Надеюсь, что следующий период таких успешных отношений – на новых уже основаниях – у нас в будущем.